Слово Патриарха Неделя 15-я по Пятидесятнице

Единство Русской Церкви

Со времен святителя Ионы началась история автокефальной Русской Православной Церкви. Этому событию предшествовали тяжелые испытания, постигшие Православную Церковь. В 1439 году император православной Византии вместе с Патриархом Константинопольским принимают решение воссоединиться с Католической церковью, то есть по сути принять католичество. С этой целью Константинопольский Патриарх отправился на Запад, в итальянский город Феррару, с тем чтобы подписать на соборе унию. Это произошло потому, что Константинополю угрожала огромная опасность и император по чисто прагматическим соображениям, желая опереться на военную мощь Запада, решил принять католичество, воссоединиться с Римом.

Над Русью сгустились тучи. Присланный из Константинополя митрополит Киевский и всея Руси Исидор принимает в Италии унию и в кардинальском облачении, в красной шляпе и красной мантии, входит в город Москву. Он ожидал, что все преклонят пред ним колена, но этого не произошло. Великий князь Василий Васильевич изгоняет Исидора из Москвы – это изгнание произошло при прямом участии духовенства, которое не приняло ни Исидора, ни унии.

Усилиями князя Литовского западные епархии Русской Православной Церкви отторгаются от Москвы, – какие-то из них принимают унию, какие-то остаются православными, но им запрещено поминать имя митрополита Московского и всея Руси. И мы знаем, какой трудной была история западных русских епархий, находившихся на территории нынешних Литвы, Белоруссии, Украины, как непросто было сопротивляться политическому давлению, но, тем не менее, духовная связь всегда сохранялась. А когда при государе Алексее Михайловиче усилиями Патриарха Московского и всея Руси Никона в 1654 году происходит воссоединение Украины с Россией, наши братья, отторгнутые тяжкими историческими обстоятельствами, вновь входят в общение с градом Москвой. В 1686 году Константинопольский Патриарх Дионисий передает святителю Московскому все права на юрисдикцию над Украинской землей. Так произошло не только политическое воссоединение Украины с Россией – произошло объединение церковное, восстановление единства Русской Православной Церкви, и какое же огромное значение имело это событие для спасения Православия в западных и юго-западных епархиях!

Мы вспоминаем все это, потому что святитель Иона был избран русским епископатом и стал первым Предстоятелем автокефальной, независимой Русской Православной Церкви. Мы вспоминаем, сколь много усилий он употребил для сохранения единства Русской Православной Церкви. И хотя, как уже было сказано, по политическим обстоятельствам это единство на какое-то время было разорвано, с какой же радостью православные Руси объединились вновь, составив единое тело Русской Православной Церкви.

Ничего нового не происходит

Поэтому, вспоминая всех святых, в земле Московской просиявших, особую благодарность мы должны вознести нашим почившим первоиерархам, сохранившим единство Святой Руси и Русской Православной Церкви. Сегодня, когда идут разговоры о том, что нужно снова оторвать православную Украину от Русской Церкви, ничего нового не происходит. Это уже было в те времена, о которых мы только что говорили. Но ведь ничего не получилось – и не потому, что некие политические силы так предопределили, а потому, что духовное единство Святой Руси разорвать невозможно. А если когда-то это произойдет – сохрани Бог! – то неизвестно, что произойдет вообще с Православной Церковью. Потому что духовное единство Святой Руси удерживает многих от поклонения злу, и мы должны всеми силами беречь это единство, укреплять его, памятуя о святителе Ионе и многих других святых угодниках Божиих, просиявших в том числе и в земле Московской, которые своими молитвами и трудами сохраняли единство Святой Руси, являющееся доныне великим достоянием, определяющим духовный путь ее развития.

Из проповеди после Литургии
в Успенском соборе Московского Кремля
2 сентября 2018 года,
в праздник Собора Московских святых

Шаг к особому общению с Богом

Господь приклоняет милость пред монашествующими не только потому, что Он благой и любящий Отец, но и потому, что Он особым образом относится к каждому или каждой, кто посвящает Ему свою жизнь. А из этого проистекают и иные последствия. Если мы, облачаясь в монашеские ризы, себя не посвящаем полностью Господу, то подвергаемся особым наказаниям и особому Божиему суду. Вот почему перед тем, как принять постриг, нужно осознать, что через принятие обетов тот или иной человек входит в особые отношения со своим Творцом. Он или она отказываются от мира и от того, что в мире, ради любви ко Господу.

Но этот отказ должен быть по-настоящему отказом. Этот отказ должен быть действительно шагом к особому общению с Богом. Если же этот отказ заключается лишь в том, что одна одежда сменилась на другую, а в целом образ жизни остается прежним, ничем нас не утруждающим, то особое отношение Господа не распространяется на таких иноков и инокинь, которые жизнью своею отрицают приносимые Ему обеты.

Вот почему всякий раз, когда я посещаю обители, я говорю о необходимости молитвенной жизни для каждого инока или инокини – тех, кто принес обеты Господу и кто спасается в обители. Молитва для вас должна быть не просто механическим исполнением церковного устава, монашеских правил. Она должна быть в центре вашей жизни, даже если какие-то молитвы вы не всегда успеваете дочитать до конца. Может быть, куда важнее, если уж совсем не хватает времени, вместо тех молитв, которые вы автоматически прочитаете, с глубоким смирением и осознанием своего греха обратиться ко Господу. Каждая молитва, возносимая монахом, – это в первую очередь молитва покаяния. С этого нужно начинать, пред Господом раскрывать душу, каяться в своих грехах, сознавать их и стараться всеми силами притяжение греха преодолеть.

Собственного говоря, вся монашеская жизнь есть особое отношение к себе с точки зрения преодоления греха и через это – стяжание особой духовной мудрости, которой монашествующий призван делиться с теми, кто посещает святую обитель. Ведь люди приходят сюда именно для того, чтобы прикоснуться к величию монашеского подвига, к красоте монашеской жизни. И как важно, чтобы каждый монашествующий мог от своего сердца что-то сказать паломникам, поддержать в трудных обстоятельствах, помолиться и ни в коем случае не превозноситься над людьми мирскими, которые приходят в монастырь. Потому что неизвестно, кто будет первым в очереди на Суд Божий, кого Господь оправдает, а кого накажет.

Из слова после Литургии
в Свято-Троицком Стефано-Махрищском монастыре
3 сентября 2018 года, в день памяти святителя Варлаама,
епископа Суздальского и Тарусского,
Махрищского чудотворца

Деструктивные силы

От современных субкультур порой исходит, как я уже сказал, опасность – в первую очередь в связи с тем, что эти субкультуры иногда создаются деструктивными силами. Известен недавний инцидент в Таврическом саду Санкт-Петербурга, когда группа подростков, приверженцев популярной ныне тюремной субкультуры АУЕ (что расшифровывается как «арестантский уклад един»), напала на прохожих и абсолютно немотивированно избивала людей.

Конечно, хулиганство было всегда, но все же у хулигана есть хоть какая-то мотивация: отнять деньги, вырвать сумочку из рук женщины, или просто человек находится в состоянии алкогольного опьянения. А здесь нечто другое: совершенно трезвые люди действуют очень жестоко, мотивируемые собственными внутренними идеями и собственными внутренними убеждениями.

Ясно, что такого рода действия должны встречать соответствующее противодействие со стороны правоохранительных органов, но вместе с тем ответственность за происходящее в молодежной среде лежит на всем обществе. Прежде всего на школе, на семье, но мы не можем исключать и своей ответственности. Ведь если мы не оказываем должное влияние на молодежь, то и мы несем ответственность за то, что сегодня происходит в молодежной среде.

Молодежные инициативы

Необходимо помнить: именно ощущение собственной ненужности, невостребованности зачастую толкает молодежь к поиску разнообразных форм активности, далеких от христианской нравственности. Чтобы оградить молодежь от разрушительного воздействия деструктивных субкультур, мы должны обеспечить молодым людям открытые альтернативные площадки для общения в христианском духе, которые сами по себе будут доказательством возможности жить в православной вере и оставаться при этом полноправными и полноценными членами современного общества.

Глубоко убежден, что первичным уровнем таких объединений должны стать молодежные инициативы на уровне приходов, которые нужно не просто поддерживать – их надо инициировать, их надо пестовать. Нужно помогать приходским молодежным руководителям развивать эти инициативы и приглашать к участию в них достаточно широкий круг молодежи. При этом Церковь, конечно, не будет становиться на пути самореализации людей, в том числе и в форме субкультурных движений. Но мы обязаны пастырски предостеречь молодежь от недопустимых крайностей в формировании таких субкультур. Ни в коем случае не должно быть высокомерия, назидательного менторского тона в отношении духовенства к молодежи, к молодежной культуре – это абсолютно контрпродуктивно. Нельзя смотреть на современную молодежь сверху вниз, с высоты своего положения и своего пастырского авторитета, пальчиком грозить, поучать, одергивать. Нужно в первую очередь понять, что происходит в сознании, в душах молодых людей, и попытаться изнутри, в том числе изнутри молодежных групп, воздействовать на молодежь таким образом, чтобы предостеречь их от радикализма.

Из слова на заседании
Высшего Церковного Совета РПЦ,
Москва, 7 сентября 2018 года

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
 
26 сентября 2018 г.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить